Сбербанк "потерял" 150 тысяч евро из сейфа VIP-клиента

25.07.2016

Житель Москвы Виталий Астапкович требует от Сбербанка более 820 тысяч евро неустойки за исчезновение существенной суммы из его индивидуальной ячейки. В распоряжении «URA.Ru» оказались документы, отправленные адвокатом потерпевшего в Черемушкинский районный суд Москвы.

В сентябре 2010 года Астапкович арендовал сейф в Сбербанке (в помещении на улице Вавилова, 19) и, как сам рассказывает, «неоднократно использовал его для хранения документов и ценностей». В июне 2015 года, уезжая в отпуск, он решил положить в банковскую ячейку принадлежащие жене ювелирные изделия. Тогда же он обнаружил пропажу 150 тысяч евро. По этому факту было возбуждено уголовное дело (ОВД 1 отдела СЧ СУ УВД по ЮЗАО ГУ МВД России по Москве), расследование которого продолжается, а сам москвич был признан потерпевшим.

То, что деньги в банковском сейфе действительно лежали, подтверждают два свидетеля и сам потерпевший, давший показания на детекторе лжи и приводящий целый ряд аргументов в свою пользу. Банк, однако, требования о возмещении убытков удовлетворять не стал и провел собственное расследование, которое, однако, клиент счел «формальным и неполным».

«Вина самого банка следствием доказана и такой вопрос даже не стоит. Другой момент, что Сбербанк как любая крупная организация пытается скрыть это всеми возможными способами и показать, что такого у него быть не может. Когда проходили полиграф сотрудники — один из сотрудников банка в последний момент отказался от него и в этой связи дело пока в суде приостановили. Банк сделал огромную ошибку — он не выполнил ни одной просьбы, ни прислушался, хамски отнесся ко мне как к клиенту. Я был уверен, что они внутри системы найдут нарушителя и накажут, чтобы не выносить это вовне. Крайне разочарован их системой безопасности. Надежность хранения, получается такая же, как если бы оставить деньги в машине на парковке», — рассуждает Астапкович.

Метафора потерпевшего подтверждается следственными заключениями, описанными в документах дела. Представитель предприятия «Импульс СБ» (осуществляет техническое обслуживание хранилищ ценностей клиентов Сбера) в своих показаниях «прямо и недвусмысленно высказался о несовершенстве устаревшего, как морально, так и физически оборудования хранилища ценностей клиентов и дал информацию о случаях возможного его выхода из строя».

Трассологическая экспертиза показала, что «на элементах механизма замка имеются динамические следы (царапины различной направленности), образованные от воздействия заостренных предметов в виде приспособлений „отмычек“, направленных на отпирание сувальдного механизма замка». В ходе проведения биологической судебной экспертизы дубликата-ключа от банковской ячейки № 2175, хранившегося в ПАО «Сбербанк России» были обнаружены следы пота. Ранее банк заявил клиенту, что ключ не изымался из хранилища в течение 11 лет. И уж совсем неубедительным клиенту показался тот факт, что комиссия Сбера, проводившая служебное расследование, смогла определить отсутствие «внешних признаков вскрытия» ячейки уже после того, как следователи сняли с нее металлическую дверцу.

Высокопоставленные сотрудники службы безопасности Сбербанка, утверждает Астапкович, в частном разговоре признали факт преступления, но вместо помощи предложили проверить качество работы следствия и судебной системы.

Теперь потерпевший уверен, что «все происходящее — хорошо отработанная отдельными сотрудниками финансово-кредитной организации схема, которая на протяжении долгих лет сходила с рук в силу труднодоказуемости».

Сейчас Астапкович намерен эту систему сломать.

Потерпевший хоть и уверен, что дело будет рассмотрено в его пользу, но оставляет себе «европейскую заначку». «Страсбургский суд признает в доказательной форме полиграф — если вы его проходите, это прямое доказательство того, что был тот или иной факт. И если предположить, что я проиграл бы все суды, то я бы отсудил свое в Страсбурге, но уверен, что и наш суд примет взвешенное решение». Неустойку в 670,5 тысяч евро за просрочку удовлетворения своих требований Астапкович высчитал в соответствии с формулой: 150 тысяч евро убытка умножил на 149 дней просрочки и три процента полагающиеся ему по закону «О защите прав потребителей».

«В настоящее время дело рассматривается в суде. До решения суда ситуацию не комментируем», — уточнили в пресс-службе московского банка ПАО «Сбербанк».

Источник: Ура.Ru